Кайллин
Она была хороша, словно сон. Но, твою мать, она это... ОН?

Выйдя из уютной атмосферы кафе, Кай и Джинн сразу же попали под холодный проливной дождь. Он, казалось, даже и не думал останавливаться, а наоборот, пошел еще сильнее.
– Может, вернемся назад? – спросила Джинн, стараясь перекричать раскаты грома, глухо отдающие эхом по всей округе.
– Нет, – возразил Кай и, схватив девушку за руку, потащил ее в сторону гостиницы, – мне же надо успеть к семи часам в клуб вернуться. У меня концерт… Или ты забыла?
– Концерт, так концерт, – вздохнула Джинн, покорно идя за парнем, – Только мне кажется, мы с тобой идем не в ту сторону.
– Я знаю, куда мы идем, – капризно возразил Кай, – ты что, меня совсем за маленького принимаешь? Думаешь, я сам не способен даже дорогу найти? Я что, по-твоему, маленький мальчик?
– Да ладно, что ты так завелся, – миролюбиво ответила Джинн, оглядываясь по сторонам. Она решила остаться при своем мнении, уверенная в своей правоте, но продолжала все так же молча идти за Каем, который куда-то ее тащил. Он крепко сжимал ее руку, они оба вымокли насквозь, вокруг сверкали вспышки молний, но Кай упрямо не сворачивал с пути, что-то высматривая впереди.
Дождь шел долго. То утихал, то вновь обрушивался с новой силой. Постепенно он становился тише, но по-прежнему лил, не переставая, негромко шелестя. Ночь уже почти вступила в свои права, но на омытом дождем небе светились одни звезды. Луна же еще не спешила появляться на небосклоне. Наконец, она величаво выплыла. Мокрый лес засиял, словно радуясь ее присутствию, засветились серебристым светом лужи.
– Может, мы все-таки вернемся назад? – спросила Джинн, дернув Кая за руку, – Ветер усиливается, наверное, будет буря.
– Кажется, мы заблудились, – неуверенно пробормотал парень и, повернувшись к Джинн, виновато посмотрел на нее, – мы потеряли главную дорогу, а в ту сторону только дикий лес. Я не знаю куда дальше идти…
Джинн растерянно огляделась.
– Сейчас, кажется, снова будет гроза… Мы не можем все время находиться под дождем, ты ведь можешь заболеть. Может, поблизости есть какое-нибудь укрытие? Вода спадет, когда гроза закончится.
Кай не ответил, он вглядывался в сплошную стену дождя, которая окружала их со всех сторон, пытаясь разглядеть хоть какой-то ориентир, чтобы вернуться в город.
– Может спрятаться под деревьями, – он вопросительно посмотрел на девушку, – тогда мы немного укроемся от дождя…
– Ты хоть немного соображаешь? – разозлилась Джинн, – Это же гроза! А если в дерево ударит молния? Хотя… мне то что? Мне это ничуть не повредит. Так что, если хочешь, можем и под деревом спрятаться.
– Джинн, – заканючил парень, – ну пожалуйста, не злись на меня, я не хотел…
Он жалобно посмотрел на девушку и трогательно улыбнулся.
– Ох, горе ты мое! – она обняла Кая за талию и ласково взъерошила его мокрые волосы, - ладно уж, так и быть, на этот раз я тебя прощу. Но имей ввиду: с тебя причитается.
– Я на все согласен, – обрадовано сказал Кай, – только давай уже, наконец выберемся отсюда…
– Где-то я уже это слышала, – усмехнулась вампирша, оглядываясь по сторонам, – Кажется здесь неподалеку есть домик лесника.
– Тогда скорей пошли туда! – Кай схватил девушку за руку и выжидательно посмотрел на нее.
Она вздрогнула от его прикосновения, но с места не сдвинулась.
– Что-то не так? – нервно спросил Кай.
– Нет. – Коротко ответила Джинн и, взяв парня за руку, потащила его в глубь леса.

***

Домик лесника представлял собой покосившуюся избушку, состоявшую из одной маленькой комнаты, в которой не было ничего, кроме очага и связки дров. Внутри стояли стол, два стула и кровать, покрытая овчиной. Возле камина лежало несколько мешков.
– Прямо как в сказке, – захихикал Кай и, увидев недоуменный взгляд Джинн, которая пыталась затопить камин, смущенно пояснил, – ну сказка про Бабу-Ягу… Избушка на курьих ножках…
Увидев, что девушка не обращает на него никакого внимания и полностью занята разведением огня, Кай обиженно отвернулся и принялся слоняться по комнате, с любопытством рассматривая стоявшие на столе вещи.
– Андерс не поверит мне, когда я расскажу ему, где был, – прошептал парень, с восхищением рассматривая фарфоровую статуэтку кошки, примостившуюся с краю на столе. Он достал телефон из кармана и принялся фотографировать все подряд.
Заглянув под стол, Кай обнаружил там какой-то подозрительный мешок. Сунув туда свой любопытный нос, парень достал одеяло и ужасно обрадовался, увидев, что оно теплое и сухое. Он встряхнул заветную вещицу и слегка задрожал, вспомнив о своей промокшей одежде. Снаружи шумел дождь, внутри хижины было тепло, благодаря огню, который удалось развести девушке. Кай искоса посмотрел на Джинн, которую, казалось, не интересовало ничего кроме огня, весело потрескивающего в камине, и задумался. Оставаясь в мокрой одежде он рисковал заработать воспаление легких.
«Хорошо ей», – с завистью вздохнул парень, гадая о том, могут ли вампиры подцепить насморк.
Перспектива остаться завернутым в одно тонкое, пусть и сухое одеяло, и остаться наедине с этой девушкой кидала его в дрожь. И, положа руку на сердце, Кай не мог с твердой уверенностью назвать причину этой дрожи, был то страх или же нечто большее.
Джинн повернулась, услышав тяжелый вздох, но увидев, что Кай сидит погруженный в свои мысли, снова отвернулась к огню.
Парень попытался взять себя в руки и продумать ситуацию как можно спокойнее и разумнее. Никогда раньше ему в голову не приходила мысль соблазнить женщину. Да и не до этого было. Иногда он даже думал, что ирония заключается в том, что всю свою жизнь он и вовсе не считал их за людей. Вращаясь в мире шоу-бизнеса, окруженный толпой фанаток, готовых на все ради одного только его взгляда, он никогда не сталкивался с тем, чтобы девушка не то, чтобы не обращала на него внимания и была практически равнодушна к нему, а даже не слушала его песни. Да и на все предложения о близости, парень всегда отвечал «нет», так как же он сейчас скажет «да»? А самое главное – как он сможет дать утвердительный ответ на вопрос, который ему похоже никто не собирается задавать?
Кай перевел взгляд на девушку, которая молча смотрела на огонь и, казалось, совсем его не замечала.
«Может быть, я ей не нравлюсь и поэтому с такой легкостью сейчас игнорирует мое присутствие?» – с досадой подумал Кай.
Он опять вздрогнул от прикосновения к телу мокрой одежды и принялся стягивать с себя мокрую рубашку, не отрывая глаз от Джинн, которая словно превратилась в мраморное изваяние.
Парень инстинктивно натянул вверх одеяло, чтобы прикрыть свое обнаженное тело.
Джинн подняла глаза и увидела, что Кай, не отрываясь, смотрит на нее, и с ужасом поняла, что одеяло, в которое он был завернут, почти распахнулось снизу и сверху. Опустив голову так, чтобы он не увидел ее улыбки, девушка вновь посмотрела на огонь.
– Я что такой смешной? – Не выдержал Кай. – Почему ты все время отворачиваешься от меня? Что случилось?
– А ты что, разве не понимаешь? – спросила Джинн более хриплым, чем обычно, голосом. – Или ты нарочно пытаешься меня соблазнить?
– Я? Соблазнить тебя? Больно надо… – Надулся Кай и обиженно плюхнулся на стоявший рядом стул. Однако этот предмет древности не привык к такому пренебрежительному отношению и его трухлявые ножки надломились. Парень с грохотом упал на пол, бормоча ругательства на своем родном языке.
– Ну, зачем же так ругаться? – улыбнулась девушка и, подойдя к лежавшему на полу Каю, помогла ему подняться. – Ты что, забыл, здесь ведь дама…
Она замерла на полуслове, глядя на его раскрасневшееся лицо, не в силах отвести взгляд от его приоткрытых губ.
– Джинн, – с раздражением сказал Кай, проследив за направлением взгляда девушки, – не надо вести себя со мной так, как будто у меня какое-то заразное заболевание.
– Ты о чем? – улыбнулась девушка, по-прежнему глядя на его губы.
– Почему с тех пор, как мы вошли сюда, ты избегаешь даже смотреть на меня, я уже не говорю, об остальном? – выпалил на одном дыхании Кай.
– Ты ничего не понимаешь! – крикнула девушка, оттолкнув его от себя, – Ты не знаешь, как мне тяжело держать себя в руках, когда ты рядом… Как тяжело сдерживаться чтобы…
– Чтобы что? – переспросил Кай. – Ладно, не хочешь, можешь не отвечать.
Он с опаской покосился на второй стул, сиротливо стоявший в углу и, махнув на него рукой, вытянулся прямо на жестком деревянном полу стараясь устроиться по- удобнее, но безуспешно. Одеяло было коротким, и его ноги ниже колен оставались открытыми. Кай попытался поджать их под себя, но ничего не получилось.– Да сиди ты спокойно! – неожиданно рявкнула Джинн.
– Ты чего? – с удивлением посмотрел на нее парень, – я просто пытаюсь устроиться подобнее, чтобы хоть немного согреться.
– Это ведь ты закомандовал, чтобы мы шли в эту сторону. Так что теперь будь доволен и перестань жаловаться.
– Как я могу перестать жаловаться, когда я замерз как цуцик? А почему ты еще до сих пор в мокрой одежде? – Кай возмущенно посмотрел на девушку и хитро прищурился, – А ну-ка быстро давай раздевайся и иди ко мне под одеяло.
– Не думаю, что этот номер пройдет, – издевательски пропела девушка, – но если у тебя есть ко мне какое-то предложение, то можешь не стесняться и озвучить его. Я подумаю…
– Но ты же замерзнешь в мокрой одежде. Тебе лучше ее снять.
Кай поднял глаза и робко посмотрел на девушку, зная, что все, что он чувствует, написано на его лице, но она, казалось, вообще никак не отреагировала на его слова.
Джинн молчала, не доверяя сама себе, словно опасаясь, что своим голосом может разрушить ту странную, почти магическую атмосферу, тонким кружевом, окружающую их. Звук его голоса казался каким-то незнакомым, в нем скользила надежда и неуверенность.... такие эмоции не присущи ей ранее, а значит, в его голосе не может быть неуверенности, тем более надежды... Она перестала быть самой собой с тех пор, как Кай появилась в ее жизни. Вот и сейчас он смотрит в ее глаза и будто растворяется в них, погружаясь в теплый синий бархат... Ее руки ласкают его лицо, будто язычки пламени танцуют по коже, обжигая ее, и сладкая боль эхом отзывается во всем теле.
Кажется, ее дыхание стало сбивчивым.
«Глупо, мне ведь не нужно дышать…»
Ведь все так просто - прикоснуться к нему и не будет так невыносимо больно.
– Джинн, – едва слышно прошептал парень и, нагнувшись, легко коснулся приоткрытых губ девушки.
Ее разум был словно бессилен – девушка жила только чувствами.
Теперь, когда сознание стало понемногу возвращаться к ней, Джинн испытала удивительное чувство. Ей давно уже не было так хорошо. Кто то сжимал ее в объятиях – крепких и нежных одновременно.
Слегка оттолкнув парня, Джинн усмехнулась:
– Уж не собираешься ли ты меня соблазнить, красавчик?
– Кто, я? – копируя насмешливую интонацию девушки, переспросил Кай. – Делать мне больше нечего. Я, знаешь ли, перед всеми раздеваюсь и щеголяю голышом в одном одеяле.
– Профессия обязывает? – смеясь, поддразнила его девушка, отходя на несколько шагов.
Он молча покачал головой, двинувшись следом за Джинн. Догнав девушку, Кай схватил ее за руку, заставляя развернуться к нему лицом.
Огонь в очаге был единственным источником света в темной комнате. Его блики отражались на стенах, делая окружающую обстановку какой-то нереально-волшебной. Джинн запустила пальцы в темные волосы парня и притянула к себе голову, чтобы поцеловать. Прикоснувшись губами к его губам, девушка наклонилась и поцеловала Кая немного настойчиво, но в то же время, вложив в этот поцелуй всю свою нежность.
Кай скользнул руками по спине девушки и на мгновение замер. В его голове промелькнула мысль, что эта девушка всего за пару дней, которые они провели вместе, стала ему так же необходима, как воздух, как сама жизнь.
В какой-то момент Джинн показалось, что в ее жизни еще никогда не было ничего подобного. Она вдруг почувствовала, что какая-то ее часть умерла, но какая-то другая ожила, та, что была мертва до этого момента. Она почувствовал освобождение, которого, как ей казалось, она ждала всю жизнь.
Девушка задрожала. В ее глазах были слезы, но она не знала почему.
«Как жаль, что ты встретился мне так поздно. Возможно это наша последняя с тобой встреча. Я ведь не знаю, сколько мне еще осталось».
– На продолжение не надейся, – нарушил тишину ее немного охрипший голос, – возможно мне придется уйти…
– Я никуда тебя не отпущу. Не шути так. – Кай еще крепче сжал девушку в своих объятиях, – Мне на секунду показалось, что ты просто решила поиграть со мной и бросить? Так лучше скажи сразу начистоту, нечего придумывать всякие сказки...
Очарование момента было разрушено. Кай заглянул в печальные глаза девушки и понял, что она не шутит.
– Понимаешь, – Джинн с трудом подбирала слова, – я приехала сюда не просто так. Помнишь, тогда на улице я поломала свой телефон?
– Это еще мягко сказано, – усмехнулся Кай, вспоминая кучку железной трухи. Не понимая, к чему она клонит, парень молча ожидал ее дальнейших объяснений.
– Есть кое-кто, кого я ищу уже более трехсот лет. К сожалению, ему постоянно удается скрыться от меня.
– Он так важен для тебя?
– Он уничтожил мою семью. Все они погибли из-за него. И я поклялась, что не успокоюсь, пока не уничтожу его.
– Кровная месть значит? – Лицо парня озарила грустная улыбка. – А какое место в твоей жизни занимаю я? До него или после?
– А сам то ты сможешь ответить на свой вопрос? Пытаясь справиться со щемящей болью в груди, спросила девушка. – Мы ведь и знакомы то всего ничего…
– А того парня ты знаешь гораздо дольше…
– Я понимаю, все это неприятно, но ты переживешь, поверь. Человеческая жизнь коротка и ты скоро позабудешь обо мне…
– И ты так спокойно об этом говоришь? – У Кая закружилась голова. Он молча смотрел на девушку, не в силах найти слова. – Ты знаешь, что можешь погибнуть и так вот спокойно об этом говоришь? – наконец прошептал он. – А я ничего не могу сделать… Но я же могу… Хотя, что я могу? И не смей мне говорить о том, что я тебя забуду! Ты обо мне ничего не знаешь! Ты не знаешь, что я…
Он снова взглянул на девушку и мысли хороводом пронеслись в его голове:
«Она так прекрасна… Что же я буду без нее делать? Как мне жить? Я, наконец, встретил ту единственную, которая изменила мою серую жизнь и теперь она вот так просто уйдет», – Кай поднял на девушку полные боли глаза.
– Я понимаю, что я – эгоист, но ты что так просто возьмешь и оставишь меня? Не боишься, что меня убьют мои же фанатки?
– Ну до сих пор же они тебя не убили, – улыбнулась Джинн, – у тебя ведь есть столько телохранителей! Зачем тебе я?
Кай хотел было обидеться, но поставленный вопрос просто завел его в тупик. Не найдя что ответить он отвернулся, пытаясь скрыть смущение и отошел к окну. Дождь уже давно закончился, на небе выглядывая из-за туч, слабо сияла радуга. Кай молча смотрел в окно пытаясь справиться со щемящей болью в сердце.
– А может я чем-то смогу тебе помочь? – Робко поинтересовался он.
– Помочь? – Растерянно спросила Джинн, не сводя с него взгляда.
– Ну я не знаю… – парень на секунду задумался, – ну например, мы вызовем полицию, вызовем группу захвата… Как тебе такое? – Кая прямо расцвел от этой, на его взгляд, гениальной идеи и выжидательно уставился на девушку. – Мы его засадим за решетку!
– Ты забавный. Спасибо за заботу, но не думаю, что это может удержать такого как Дейджере.
– Он вампир?
– Не совсем. Он владеет магией стихий. Для сравнения, всего лишь силой мысли Дарстлин может снести половину штата.
– Дарстлин, – насмешливо фыркнул Кай, пытаясь разрядить ситуацию, – ну и имечко! Не назвали, а обозвали. У мамы видно было чувство юмора….Я не знаю что сказать. – В отчаянье добавил он.
«Теперь ты меня понимаешь?» – мысленно спросила его Джинн. Заметив ужас, отразившийся на лице Кая, она поспешила его успокоить, – «Не пугайся, мы можем с тобой общаться мысленно. Моя кровь…. Теперь ты сможешь слышать меня, где бы я не находилась».
Девушка подошла к нему Каю поближе и, встав на цыпочки, заглянула ему в глаза.
– Я должна отомстить ему за свою семью. Чего бы мне это не стоило. И я не отступлюсь. Мне очень жаль, что ты встретился мне так поздно.
– Странно как-то это все! – наконец сказал Кай и, вспомнив о своих новых возможностях, мысленно добавил, – «постарайся быть осторожнее».
– Я обещаю, – клятвенно заверила его девушка и вдруг улыбнулась.
«Когда ты уйдешь? Сколько у нас с тобой осталось времени? Я могу что-то для тебя сделать?»
Оглядевшись по сторонам, взгляд парня наткнулся на статуэтку кошки, которой он восхищался, казалось, целую вечность назад. Схватив ее, парень швырнул изделие на пол, заворожено следя, как мелкие осколки разлетаются в разные стороны. Он нагнулся, взял с пола осколок и, прежде чем Джинн успела возразить, провел по запястью острой стороной.
Словно завороженная, она смотрела, как тонкая красная полоса прочертила белизну его кожи. Джинн задрожала от накатившей на ее волны запаха. С ее губ сорвалось утробное рычание. Оно, словно рев раненого хищника, попавшего в капкан и пытающегося вырваться на свободу, эхом разнеслось по округе. Кай с ужасом наблюдал как в глазах девушки зажигается дикий огонек. Джинн замотала головой, пытаясь прийти в себя. Наконец она закрыла лицо руками и прошептала:
– Ты просто издеваешься надо мной! Если бы ты знал, чего мне только стоит сдерживаться…
– Так не сдерживайся, – Кай немного осмелел и провел пальцами по запястью, перемазывая их кровью.
– Не подходи ко мне! – Угрожающе прошипела вампирша, отступая назад, пока не уперлась спиной в стену.
– Ты какой-то неправильный вампир, – пожал плечами Кай, – не кидаешься на меня и не пьешь кровь… А клыки у тебя точно настоящие?
Он схватил девушку за руку, оттаскивая от ее лица, одновременно второй своей рукой перепачкав ее губы в свою кровь.
От бессилия и ярости Джинн сжала кулаки и закричала:
– Ты нарочно изводишь меня?– Она уже не могла остановить поток рвущихся наружу слов. – Ты не понимаешь! Это просто безрассудство! Тебе нравится щекотать мне нервы, ступая по краю, когда всего один неверный шаг грозит обернуться смертью?
Гневные слова, перемешанные с пережитым шоком, казалось, вырывались из самой глубины души Джинн. Ее тело стало содрогаться в истерически конвульсиях. Она просто перестала себя контролировать.
– Этот твой дурацкий азарт пощекотать мне нервы! – Джинн вдруг осознала, что почти ненавидела его в этот момент. Его непоколебимую самоуверенность. Она ненавидела, что Кай не понимает, насколько хрупка человеческая жизнь. Ненавидела, что он так беспечно относится к себе. Ненавидела, что он никогда не думает о последствиях.
– Джинн, прости. Я действительно не хотел…
– Ты не хотел, но ты всегда так поступаешь! Ты ведешь себя как ребенок! Ты не думаешь о том, что чувствуют другие. Ты думаешь только о себе, – ее слова перешли в сдавленное рыдание.
– Я…
– Помолчи! – резко оборвала она его.
– Я не действительно не хотел, прости!
Лицо девушки исказилось так, словно каждое слово давалось ей с трудом. Джинн протянула вперед руки и, не рассчитав свою силу, оттолкнула Кая. Тот отлетел к стене и, с грохотом стукнувшись об нее, упал на пол.
– Ты эгоист! – Джинн уже не контролировала себя и кричала в полный голос. Кай закрыл руками уши и, сжавшись на полу в комок, со страхом наблюдал за девушкой. – Я делаю все, чтобы держать себя в руках и не погубить тебя. Ты просто даже представить себе не можешь, каких огромных усилий мне стоит не наброситься на тебя и не выпить твою кровь, а ты думаешь только о себе, о своих удовольствиях и капризах...
– Я всегда делаю все не так. – С иронией прошептал он, боясь поднять глаза на девушку.
Джинн с жадностью втянула в себя воздух, вдыхая запах его крови, витавший в воздухе. Затем, опомнившись, она схватила свою куртку и опрометью выбежала из домика, громко хлопнув дверью.
***

На небе светила полная луна. Сильные порывы ветра колыхали верхушки деревьев и, облака, летящие от его дуновения, цеплялись своей пушистой бахромой за верхние ветви высоких елей, неподвижным частоколом окружавших лес.
Джинн неслась по лесу, едва касаясь травы ногами. Со стороны казалось, она просто парила в воздухе. Она все еще ощущала запах его крови… Такой манящий и неимоверно прекрасный, чарующе-неповторимый. Он бессилия девушка сжала руками виски и, остановившись, подняла глаза к ночному небу. Где-то невдалеке глухо ухнула сова. Джинн повернулась на звук, эхом огласивший сонный лес и замотала головой, пытаясь привести себя в чувства. Немного постояв, вслушиваясь в тишину, она вздохнула и, распрямив плечи, пошла по направлению к городу. От захлестнувшего ее отчаяния, девушка не видела куда шла, слезы застилали ей глаза.
– Я просто не понимаю, что со мной творится в последнее время, – Джинн сама не заметила, как к ней вернулась ее давняя привычка разговаривать самой с собой, – Я так сильно привязалась к этому мальчику… Если бы я не знала себя так хорошо, то я подумала бы, что влюбилась. Стоп… – Девушка замерла на месте и невидящим взглядом обвела окружавшие ее деревья.
Влюбилась. Это слово эхом звучало у нее в голове. Джинн прислонилась к ближайшему дереву и закрыла лицо руками.
– Как же мне теперь быть? Что делать? – она не находила ответов на свои вопросы. – Мы не можем быть вместе.
Девушка понимала, что то обстоятельство, что она впустила любовь в свое сердце и открылась Каю, подарив ему частицу себя, намного ослабило ее ментальную защиту от магии, сделав ее уязвимой. Она буквально ощущала, как ее защита рушится с каждым мгновением, проведенным рядом с ним.
– А может… может, это и есть выход? Если я не хочу погубить его, я должна во что бы то ни стало найти Дейджере и не выйти из этой схватки живой. Я знаю, что умру, но и этого гада я тоже прихвачу с собой на тот свет.
В своих горьких раздумьях девушка сама не заметила, как добралась до гостиницы и, войдя в вестибюль, она с удивлением огляделась по сторонам. В воздухе ощущался терпкий запах лаванды, переливчато мерцали летающие повсюду крошечные огоньки.
– Покров невидимости! – Джинн зачарованно рассматривала людей, замерших в необычных позах. – Время остановилось… – задумчиво пробормотала девушка и в этот момент у нее в кармане пронзительно запищал датчик-определитель магии. – Ну здравствуй, свет моих очей…
Девушка оглянулась и встретилась взглядом с лучисто-зелеными глазами, внимательно наблюдавшими за ней. Джинн тоже не сводила глаз с того, кого искала столько лет и, оглядев мага с головы до ног, смело поглядела в его ухмыляющиеся глаза и пренебрежительно скривилась. На Дарстлине Дейджере были темные брюки современного покроя, странный амулет в виде высохшей лапы неизвестного животного и длинный темный плащ, раздуваемый невидимым ветром. Весь его облик свидетельствовал о его силе и могуществе. Судя по квадратной челюсти, человек он был хладнокровный и волевой и весь, от широких плеч до самых носков сверкающих лакированных ботинок, излучал уверенность и надменность. Он, хмурясь, настороженным взглядом наблюдал за Джинн, неподвижно стоявшей в дверях холла.
Его стать, разворот плеч, посадка головы удивительно напоминали девушке ее приемного отца. Но все остальное, что ей бросилось в глаза при взгляде на мага, с его седыми волосами, надменным лицом и сжатыми тонкими губами, говорило об истинном деспоте, какого она и ожидала встретить.
В абсолютной тишине, звенящей дымкой повисшей в холле, девушка медленно шла навстречу своей судьбе. Маг удивленно застыл на месте, следя за непонятным поведением вампирши. Она подошла вплотную к неподвижной фигуре Дейджере и медленно обошла его вокруг. Он следил за ней одними глазами, оставаясь при этом совершенно неподвижным. Джинн во все глаза смотрела на того, кто был виновен в ее загубленной жизни. Смотрела на его лицо, руки, пытаясь понять как внутри такого, обычного на первый взгляд, человека, может скрываться чудовище. Внезапно маг резко схватил девушку за шею и притянул к себе. Она не сопротивлялась и, подняв правую руку, обвила Дарстлина за шею, пытаясь приблизиться как можно ближе, до тех пор, пока его дыхание не стало обжигать ее лицо. Маг удивленно рассматривал безразличное лицо девушки, все еще не понимая поведения столь странной жертвы. Внезапно в спину ему уперлось холодное дуло пистолета.
– Приятно встретить старую знакомую, особенно, когда она так тебе рада, – его голос, словно сталь, зазвенел в раскаленном воздухе. Маг дернулся и воздух вокруг них замерцал темно-багровым сиянием. – Потанцуем, лапочка?
Его голос был таким же устрашающим, как и его внешность, однако Джинн огромным усилием воли заставила себя ответить ему тихо, но отчетливо:
– Ну что мразь, отвечай, чем тебе мешала моя семья? Или ты уже забыл, что сделал с Джинн Флери?
Его лицо на миг исказилось судорогой, словно услышанное имя причинили ему неимоверное страдание, но маг взял себя в руки и безразлично взглянул на девушку.
– Не знаю, о ком ты, – надменно произнес он. Губы беззвучно зашевелились, произнося заклинание.
Шепот его наполнил воздух, поднимаясь вверх, к потолку, заклубился серебристым туманом, расползающимся туманной дымкой по стенам и потолку, формируя тонкие нити светящейся серебряной паутины. Они оплетали каждого человека в холле, черпая из них силу, необходимую магу.
Он оттолкнул от себя девушку и та, покачнувшись, упала на пол. Сияние, окружавшее статную фигуру мужчины вдруг вспыхнуло фиолетовым пламенем и потянувшиеся из его контура длинные ленты ринулись в сторону девушки, переплетаясь и закручиваясь, опаляя невыносимым могильным холодом. Горящие липкие спирали завертелись вокруг Джинн, пытаясь завернуть ее в огненный кокон.
Появившийся в этот момент Кай, замер в дверях, крепко сжимая свое истекающее кровью запястье. Оглядевшись по сторонам и завидев застывших, словно статуи людей, парень похолодел от ужаса и взгляд его метнулся к высокому мужчине в темном плаще.
– Эй ты, дедок! – что есть сил заорал парень и даже подпрыгнул, чтобы привлечь внимание мага. – Ты че творишь? Это моя гостиница!
Дейджере повернул голову, смерив парня ледяным взглядом. Нечто светящееся, напоминающее по форме звезду, вырвалось из его раскрытой ладони, протянутой в сторону Кая, и ринулось на парня, пылая словно факел. Кай зажмурился от яркого света, и вытянул вперед руку. Звезда вспыхнула и резко рванула вперед, проходя сквозь его тело. Парень закричал, чувствуя, как его накрыла волна боли.
– Кай! – пронзительно закричала девушка. – Ты ненормальный? Зачем ты пришел сюда?
Ее крик, эхом раздавшийся в холле, отрезвил Дейджере. Тот щелкнул пальцами, накрывая себя вместе с вампиршей прозрачным куполом.
– Как зачем? Я тут живу между прочим!
Кай на бегу наткнулся на невидимую преграду и забарабанил по ней кулаками.
– Джинн! – что есть мочи закричал он. – Джинн! Оставь его! Беги!
На куполе в местах его ударов вспыхивали серебряные блестки, но стена даже не пошатнулась. Тело Кая оцепенело, словно его связали крепкой веревкой, парень пытался освободить руки, но безрезультатно.
– Все эта проклятая стена… – Прошипел он, – это все из-за нее… Джинн…
Кай не мог пошевелиться и все что ему оставалось, это беспомощно наблюдать за происходящим внутри купола и бормотать проклятия неизвестно откуда взявшемуся магу и вампирше, которая не послушалась его и все-таки нашла приключение на свою голову.
– Нашла себе игрушку? – Едко заметил маг, – Небось, напоила его своей кровью? Ведь на него не действует мой покров невидимости…
– Я не понимаю о чем ты. – Подразнила его Джинн.
Она медленно ходила кругами вокруг замершего в центре купола мага, сверля его ненавидящим взглядом. Воспоминания о прошлом затуманили разум девушки и она забыла обо всем на свете. Сейчас перед ней был только он – ее враг, мишень… Цель, на преследование которой она потратила столько времени.
Дарстлин вновь взмахнул рукой и его огненные спирали закружились вокруг Джинн с удвоенной силой.
– Тепло ли тебе, девица? Тепло ли тебе, красная? – промурлыкал Дарстлин и сияние вокруг него снова сгустилось, замерцав разноцветными огоньками.
– Там, куда я тебя сейчас отправлю, тебе точно будет тепло! – С вызовом ответила девушка. Она старалась не обращать внимания на вспыхивающие вокруг нее огненные ленты. – И это все, на что ты способен? Признаюсь, я огорчена. Я была о тебе лучшего мнения.
Джинн отогнала рукой кружащиеся вокруг нее ленты-спирали и, подняв пистолет, прицелилась прямо в сердце мага.
– Ты не ответил на поставленный мной вопрос, – медленно проговорила девушка, растягивая каждое слово. – Джинн Флери… Помнишь такую?
Она снова заметила боль, тенью скользнувшую по красивому лицу Дарстлина, которую тот изо всех сил пытался скрыть. Повисла гнетущая тишина.
– Как грубо, – наконец ответил он, – тебя явно не учили уважать старших…
– И младших тоже, – пробормотал себе под нос Кай, стараясь не упустить ни одного слова.
– Мне нечего тебе сказать, – криво усмехнулся маг, вновь щелкая пальцами.
В одно мгновение его руку окружили десятки острых, отливающих серебром и синевой игл. Они взметнулись вверх и, со звонким свистом вспоров воздух, ринулись на девушку. Пронзив ее тело в нескольких местах одновременно, стрелы продолжали вибрировать и отбрасывать блики на стены и потолок купола. Одна из стрел впилась прямо в ладонь правой руки Джинн, но даже тогда скользкие от крови пальцы не разжались и не выпустили оружие. Наоборот, девушка еще крепче сжала его.
Кай закричал по ту сторону купола, увидев как Джинн покачнулась, но его крик повис в воздухе, так и не достиг ушей девушки.
Парень из всех сил пытался двинуться с места, но замораживающее заклятие купола все еще не пускало его. Он сходил с ума от ярости и бессилия, глядя маг, злобно щурясь, убивает часть его души. Кай дернулся в сторону, но какая-то неведомая сила тут же вернула его на место. Единственное что ему оставалось – это наблюдать за тем, что происходит внутри купола; он не мог даже закрыть глаза.
– Джинн, я прошу тебя, только не умирай, – тихо прошептал Кай, – я не смогу без тебя… Я даже не успел признаться тебе в любви. Я никогда никому не говорил этих слов… Неужели я так и не скажу их тебе?
– Я не знаю имени, которое ты мне назвала, – тем временем заявил Дарстлин кривя губы, – Как и не знаю причины, по которой ты повсюду таскаешься за мной... А ты, девочка, запомни самое главное правило: никогда нельзя недооценивать своего врага. Это твоя самая большая ошибка.
Джинн, казалось, не слушала его. Она все еще удивленно рассматривала свою руку, из которой лилась кровь, словно не веря в происходящее. До настоящего момента девушка была абсолютно уверена в своей неуязвимости и защищенности от любой магии.
«Наверное, прав был отец, когда запретил мне ехать в этот город», – промелькнула у нее в голове мысль.
Джинн перехватила револьвер левой рукой и, всадив всю обойму в тело мага. Усилием мысли девушка извлекла из своего тела все до одной стрелы и, протянув вперед руку, послала их по направлению к покачнувшемуся магу. Джинн водила рукой в воздухе, словно указывая каждой стреле направление, куда именно ей необходимо попасть и, взмахнув рукой, она направила их на своего врага. Маг закричал от боли, чувствуя как в него вонзаются его же стрелы и, изрыгая проклятия, поднял на Джинн свои изумрудные глаза.
– Нравится? – Невинно поинтересовалась девушка, подходя поближе и любуясь результатами своей работы. – Нравится, когда тебя поражают твоим же оружием? Как ты там только что говорил? – Она сделала вид, что задумалась и звонко захохотала, – Никогда нельзя недооценивать своего врага.
Увидев страх, промелькнувший в его глазах, Джинн улыбнулась.
– Я просто поражаюсь тебе, как ты мог забыть свою Джинн, ту самую, которой ты клялся в вечной любви и преданности. Но к твоему большому огорчению она выбрала не тебя, а Домиана Флери. Ты, наверное, годами копил в себе обиду, чтобы отомстить ей. Неужели ты забыл, как натравил на них полчище разъяренных крестьян … тогда под деревенькой Феллтон в Англии. Или у тебя такая короткая память? Может тебе напомнить?
Дарстлин побелел как мел и невидящим взглядом уставился на Джинн.
– Ты… – прошептал он. – Теперь я понял, кого ты так мне напоминала. О Боже! У тебя ее лицо и… ее глаза.
Боль от пронзивших его тело стрел казалась ничто, по сравнению с ужасом от содеянного и болью от воспоминаний, захлестнувших душу Дарстлина.
– Моя Джинн, – тихо сказал он и протянул руки к девушке, – Она погибла по моей вине. Я несу всем кого люблю только смерть и боль. Почему так получается? Я ведь велел уничтожить этого подонка, который украл ее у меня, а погибла она…
– Выбирай выражения, ты говоришь о моем отце, – прошипела Джинн, – ты и мизинца его не стоишь!
– Уходи... – прохрипел маг. Видеть твое лицо, так похожее на лицо любимой слишком... страшно. Уходи, я ничего не скажу тебе. Тебе не зачем знать это. А причинять тебе вред я не хочу.
Дейджере пошевелил рукой, и стрелы с громким шипением покинули его тело. Одна из них, со свистом пролетев мимо девушки, рассекла ей щеку. Маг поморщился, глядя, как щека Джинн окрасилась в кроваво-красный цвет и поднял вверх ладони, сплетая заклинание телепортации.
Джинн схватившись за рассеченную щеку, с яростью уставилась на Дейджере.
– Ах ты мразь! – Ей было все равно жить или погибнуть, ведь она для себя все уже решила. – Значит, видеть ты меня не можешь, да? Что неужели у тебя есть еще хоть капля совести и сны о моей матери не дают тебе покоя?
Девушка бросилась на Дарстлина, плетущего очередное заклинание и, повалив на пол, двинула ему кулаком в челюсть. Маг, падая, раскинул руки и из них полился яркий зеленый свет. Он, словно огненный вихрь, взметнулся вверх и, закружившись в воздухе, пробил купол, вонзившись в грудь Кая. Тот вскрикнул от неожиданности и повалился на пол. Парень поднял к потолку глаза, жадно хватая ртом воздух. Боль, пронзившая его тело была нестерпимой, словно клочья души рвались на части, осыпаясь искрами.
Джинн обернулась на непонятный звук и увидела, такое знакомое и родное лицо, отливавшее непривычно-мертвенной бледностью. Словно в замедленной съемке она следила, как парень медленно оседает на пол и закрывает глаза… глаза, ставшие для нее такими родными и дорогими за последние несколько дней.
– Маллет! – закричала Джинн, впервые назвав его настоящим именем – Маллет! Кай…
Но ответа не последовало. Парень лежал на полу, не подавая никаких признаков жизни.
– Ты за это ответишь! – В ярости девушка повернулась к магу, который сидел на полу, с любопытством наблюдая за происходящим
– Ты не ничего понимаешь, идиотка! Если бы тогда все пошло как я запланировал - ты бы сейчас называла меня отцом! – Воскликнул Дарстлин.
Он с трудом встал на ноги и, подняв вверх окровавленные руки, с которых закапала кровь, хрипло выкрикнул последние слова того рокового заклинания, которое так неосторожно прервала Джинн, направив его там самым на Кая.
Джинн ринулась к магу, но схватила руками пустоту. Он растворился в воздухе, оставив после себя такой невыносимый ее обонянию запах лаванды вперемешку с какими-то благовониями.
Девушка устало опустилась на пол, не в силах отвести глаз от того места, где пару секунд назад находился Дейджере. Дейджере, на поиски которого она потратила столько лет… Дейджере, по указанию которого уничтожили всю ее семью… Дейджере, который только что убил самого дорогого для нее человека…
– Кай…
Вокруг нее начали приходить в себя люди. С исчезновением мага его замораживающее заклятье рассеялось. Джинн услышала неподалеку чей-то громкий вопль, но ей было уже все равно. Перед глазами у девушки все помутнело. Комната слилась в неразборчивое пятно. Раны, нанесенные странными стрелами мага, вновь открылись и принялись кровоточить с новой силой. Вспышка света, чьи-то громкие крики, грохот люстры, падающей с потолка… Джинн упала на пол, не чувствуя собственного тела, не ощущая как кто-то приподнял ее и куда-то поволок.
– Девушка… Как она здесь оказалась? – с недоумением спросил какой-то мужчина, глядя на лежащую посреди холла Джинн.
– О Господи! – закричала горничная, подходя поближе. – Она же вся в крови! Что здесь произошло?
Кай открыл глаза, и какое-то время неподвижно лежал, разглядывая потолок и пытаясь вспомнить, где он и самое главное, как он здесь оказался. В его сознании промелькнул странный зеленый свет, летящий на него, Джинн, падающая в неизвестность…
Кряхтя как древний старик, парень с трудом поднялся на ноги и, расталкивая всех на своем пути, добрался до лежавшей в огромной луже крови девушки. Он присел перед ней на корточки и схватил ее за ледяную руку.
– Мне кто-нибудь объяснит, что здесь происходит? – крикнул какой-то напыщенный тип в униформе.
– Мы тут это… лифт ждем, – с вызовом ответил ему Кай и, подняв девушку на руки, потащил в сторону названного объекта.
Кое-как раскрыв дверь номера, парень осторожно внес бесчувственную девушку в комнату и уложил на кровать.
– Ну и темень у тебя здесь, – недовольно огляделся он по сторонам и уже хотел было распахнуть шторы, но сообразив, что вампирша должно быть специально создала у себя в номере полумрак и махнул рукой. – И что мне с тобой теперь делать? Врача вызвать или в больницу отвезти? – Парень задумчиво запустил пальцы в свою растрепанную шевелюру, – интересно, а у вампиров есть медицинская страховка?
Щека горела огнем. Из ран, нанесенных стрелами Дейджере сочилась кровь. Девушке казалось, что от истощения она не может пошевелить даже пальцем.
«Наверное, если сейчас посмотреть со стороны», – подумала она, – «то я похожа на труп».
Кай бежал по темному тоннелю, вдали виднелось белое пятно слепящего глаза света. Он протянул к нему руки и уже, казалось, почти дотянулся до нее, но вдруг свет исчез и перед ним появилась Джинн. Она грустно посмотрела на него и начала растворяться в воздухе.
– Нет! – в ужасе закричал Кай. – Джинн! Не покидай меня!
Он открыл глаза и в ужасе посмотрел на лежавшую рядом с ним девушку.
– Я сошел с ума, – прошептал парень, – это чьи были мысли.. мои или твои? У меня такое чувство, что я теряю рассудок…
Джинн вновь услышала его такой любимый и родной голос, умолявший ее вернуться, не покидать его… Она хотела сказать ему, что все будет хорошо, успокоить, но губы не слушались ее. Его голос затихал, звучал все тише и тише и вот, он уже тихим колокольчиком звучит где-то вдали.
– Давно мечтал поиграть в Айболита, – усмехнулся Кай, расцарапывая засохшую корку крови на своей руке, – вернее Айболит немного из другой оперы, но ты меня поняла. – Он прижал рану ко рту девушки, поелозив немного чтобы запачкать своей кровью ее губы. – А теперь скажи «А»! Джинн! Ну черт тебя подери! Пей давай! Ты должна!
Девушка уже готова была совсем провалиться в забвение, когда вдруг ее тело выгнулось под неестественной дугой и ей рот влилось что-то густое, невероятно сладкое и такое знакомое. Голос Кая вновь зазвучал где-то поблизости, в нем слышалась такая любовь и нежность, что она открыла глаза и, увидев склоненное над ней лицо, улыбнулась.
– Кай, – прошептала она и тут с ужасом поняла, что он держит у ее рта руку, а стекающая капельками его кровь окрасила ее губы.
– Нет! – в ужасе дернулась Джинн и, замотав головой, попыталась откинуть его руку, но не тут-то было. Сил у нее осталось как у котенка, да и парень крепко держал ее за затылок, не давай тем самым ей вырваться. Наконец, Джинн сдалась и, еще сильней прижавшись губами к его руке, стала жадно пить. Его невероятно сладкая кровь живительной влагой текла по ее горлу. С каждым новым глотком щеки девушки приобретали все более розовый цвет, придавая ей сил. Она все пила и пила, не в силах оторваться от него. Замедленное сердцебиение парня напомнило ей о том, что нужно остановиться, прекратить пока не поздно, но она не могла найти в себе сил. Удары сердца становились все реже, вампирша зарычала, пытаясь совладать с собой.
– Ты.. Я предупреждал тебя! – прозвучал полный отвращения и ненависти голос.
Какая-то неведомая сила подхватила девушку словно котенка и отшвырнула в сторону.
– Я говорил тебе, что еще один шаг в сторону и я тебя уничтожу – стальные глаза Эйнара излучали такой яркий свет, что вампирша непроизвольно зажмурилась.
Сползя по стене, девушка застонала.
– Кай… Он…
Она вскочила со своего места и, оттолкнув преграждающего ей путь Эйнара, кинулась к безжизненному телу парня. Мертвенная белизна его кожи слегка отливающая синевой и темные круги под глазами заставили девушку пропустить удар сердца.
– Ты убила его! – прозвучал над ухом обвиняющий голос Эйнара.


@темы: фентези, вампиры, Отблески полуночи